2-е минуты от метро Пушкинская Ждем
8(925) 506 97 74
Пн - вс. с 09:30 до 20:00
Москва, метро Пушкинская. Магазин Русских сувениров "Наши Подарки", Малый Палашевский переулок, дом 6. nashipodarkiinfo@gmail.com

Читайте отзывы покупателей и оценивайте качество магазина на Яндекс.Маркете

04-04-2013

Русская лаковая миниатюра

04-04-2013

Русская лаковая миниатюра

 

Изделия лукутинских и вишняковских мастеров, а позднее федоскинской артели украшались декоративно-орнаментальной росписью под шотландку, черепаху, слоновую кость, инкрусти­ровались перламутром и мельчайшими металлическими пластинками. Нередко лакирован­ное папье-маше сочеталось со вставками из фарфора, панциря черепахи.

Лаковые миниатюры создавались в технике многослойного письма маслом: корпусного (плотными непрозрачными мазками) и «по сквозному» (несколь­кими прозрачными слоями). «Сквозная» техника в основном роспись по металлическим порошкам (золоту, серебру или бронзе), перламутровым и металлическим подкладкам. Этот приём придавал живописи «живое дыхание»: воз­никала игра света на кронах деревьев, облаках, тающем льде реки; под­чёркивалось богатство парчи и бархата на нарядах красавиц. Эти приёмы живописи сохранились в Федоскине и по сей день.

ПАЛЕХ ИКОНОПИСНЫИ И СКАЗОЧНЫЙ

Три древних центра владимиро-суздальской иконописи — Мстёра, Палех и Холуй ведут историю своих самобытных художественных промыслов с XVI—XVII вв. Самый древний из них — Холуй, но самый известный — Палех.

Особенности языка угро-финских племён, издавна населявших территорию современных ивановской и Владимирской областей (о чём красноречиво свидетельствуют археологические раскопки), сохранились в названиях посёлков, городов и рек: В Палех, Лух, Люлех, Пурех.

W Местная церковная летопись гласит, что село Палех первоначально принадлежало «коня змеям Палецким из рода князей Стародубских». Палецкие князья сыграли заметную роль

I ' в истории русского государства. Князь Андрей Фёдорович, соратник Дмитрия Донского в борьбе за укрепление Московского княжества, погиб в битве на Куликовом поле. Фёдор Давыдович Палецкий-Пёстрый известен победой над татарами в 1428 г. Палецкие князья были связаны родственными узами с царским домом: дочь Дмитрия Фёдоровича, храбрей­шего полководца XVI в., участвовавшего в покорении Казани, Ульяна Палецкая вышла замуж за брата Ивана Грозного Юрия Васильевича. После его смерти в 1 563 г. Палех отошёл сыну Грозного, а потом в казну. В XVII в. село отписали боярину Ивану Бутурлину «за Московское осадное сидение» во время войны с поляками 1611 — 1612 гг.

Многие исследователи связывают начало иконописания в Палехе с именем боярина Бутурли­на. Предприимчивый хозяин способствовал распространению этого ремесла в своём селе. Генеалогия многих палехских иконописцев к восходит к XVII в. Во времена крепостного Ш права палешане, как правило, работали на

оброке. Они могли надолго, иногда на несколько лег, отлучать­ся, расписывая церкви в разных уголках страны, приобретая опыт «ювелирного мелочного» письма и создания монумен­тальных форм. Под влиянием новгородской, Строгановской, московской школ и писем Поволжья в Палехе к середине XVIII в. выработался свой особый стиль иконописи.

К концу XIX в. в России обозначился кризис церковного искус­ства. Спровоцировали его появление дешёвой печатной ико­ны, нестабильность в обществе. В поисках выхода из тяжёлой ситуации иконописцы обратились за помощью к царю. 19 марта 1901 г. под покровительством императора Николая II был учреж­дён Комитет попечительства о русской иконописи. При нём созда­вались мастерские для воспитания художников. Комитет отчасти не сумел, а отчасти и не успел решить свои задачи. Грянула революция, объ­явившая религию опиумом для народа. Занятие иконописью было постав­лено вне закона. Бывшие иконописцы оказались не у дел и стали искать свое­му мастерству новое применение.

Неизвестно, как бы сложилась судьба Палеха, если бы не Иван Иванович Голиков (1886/87—1937) — гениальный художник в области декоративного ис­кусства. Родившийся в Москве, но принадлежавший к потомственной семье палехских иконописцев, Голиков с детства обладал необыкновенным художе­ственным талантом. Десятилетним мальчиком он был принят в престижней­шую иконописную мастерскую Н. М. Сафонова. Существовавшая в этом деле рутина толкала подростка приобретать навыки ремесла и в других мастерских. Он едет в Петербург, где поступает в знаменитую рисовальную школу барона А, Л. Штиглица. По настоянию А. А. Глазунова, свояка Голикова, возлагавше­го на него большие надежды, художник возвращается в Москву. Именно там, в Кустарном музее, он увидит лукутинские шкатулки, которые натолкнут его на мысль попробовать переложить опыт древнерусской живописи на мини­атюру. Дарование Голикова помогло ему в первой же работе наметить путь но­вого искусства. Под впечатлением иллюстраций Густава Доре к Библии он пи­шет золотом на донце фотографической ванночки миниатюру «Адам в раю», а затем создаёт цветную работу на ту же тему.

Русская лаковая миниатюра

Глубинное восприятие палехских икон и родного фольклора, знакомс­тво с западноевропейским и восточным искусством, впечатления от окружа­ющей жизни — всё плавилось в горниле творческих поисков, из которых возникал «голиковский» образ мира. Противоречивость эпохи, разрыв между поколениями ощущаются в безумном ритме миниатюр, в судорож­ном изломе линий, как бы покалеченных ураганным вихрем. Предваритель­ных рисунков художник никогда не делал. Многочисленные, но никогда не повторяющиеся «битвы», «тройки», «свидания», «пляски» наполнены стремительным движением, взрывающим пространство.