8(925) 506 97 74
Пн - вс. с 09:30 до 20:00
Москва, метро Пушкинская. Магазин Русских сувениров "Наши Подарки", Малый Палашевский переулок, дом 6. nashipodarkiinfo@gmail.com

Читайте отзывы покупателей и оценивайте качество магазина на Яндекс.Маркете

11-03-2013

Гжель

11-03-2013

Гжель

Гжель — родина русской керамики. Она стоит в одном ряду с такими мировыми керамическими центрами, как Делфт, Майсен, Севр, Стаффордшир. В долгой истории промысла, насчитывающей почти 670 лет, было всё: взлёты, падения и далее полное забвение. Сегодня Гжель снова превратилась в символ отечественной керамики.

Гжель - образ собирательный. Хотя на карте Подмосковья есть конкретная деревня с таким именем, на деле это и Речицы, и Бахтеево, и Турыгино, и Кузяево, и Трош-ково, и Фенино — всего около трёх десятков окрестных сёл и деревень, расположенных вдоль старого Егорьевского тракта в Раменском районе. Многие думают, что Гжель — крупное предприятие, выпускающее главным образом синетравный фарфор, а также многоцветную майолику. Однако, подобно иным всемирно известным центрам традиционной культуры, Гжель — это прежде всего народный промысел, искусство которого сегодня рождается на различных фабриках и фирмах («Объединение ,,Гжель“», «Галактика», «Электроизолятор», «Синь России», Гжельский экспериментально-керамический завод, «Шекма», «ЗвездаГжели»), ГДЕ «ЖГЕЛЬ», ТАМ И ГЖЕЛЬ Считается, что слово «гжель» происходит от глагола «жечь», давшего первоначальное наименование промыслу: «жгель». (Кстати, сейчас в Гжели возрождаются старые производства но выпуску бытовой посуды и декоративных изделий, одно из которых носит название «Жгель».) Археологи установили, что в этих местах, самой природой предназначенных для занятия керамикой, гончарное ремесло существовало с древнейших времён. Земли Гжели всегда были богаты хорошей глиной. «Едва ли есть земля самая чистая и без примешения где па свете... разве между глинами для фарфору употребляемыми, такова у нас гжельская, которой нигде не видал я белизною превосходнее», — писал М. В. Ломоносов. Окрестные леса давали топливо для круглых печей-горнов, павлопосадские платки интернет магазин в которых обжигалась посуда. Сегодня горны заменили более мощными газовыми и электрическими печами. Впервые Гжель упоминается в 1 328 г. в Духовной грамоте - завещании московского князя Ивана Калиты, оставившего своему старшему сыну ряд наделов. С того времени подмосковный керамический район входил в состав дворцовых владений. На территории столицы белоглиняная неглазурованная керамика встречалась уже в XVI в. Как полагают специалисты, это могла быть только гжельская посуда, продававшаяся наряду счерно-лощёной и муравлёной, т. е. политой свинцовой глазурью. В XVII в. царь Алексей Михайлович своим указом повелел: «Во Гжельской волости для аптекарских и алхимических сосудов применять глины, которая глина годится к аптекарским сосудам». И уже со следующего столетия Гжель прочно заняла место ведущего центра по производству российской керамики. Слово «керамика» (от греч. «керамос» — «глина») означает изделия из обожжённой глины: из терракоты, майолики, фаянса, фарфора, шамота. За долгую жизнь промысла мастера Гжели успели поработать почти со всеми этими материалами. ГЖЕЛЬСКАЯ МАЙОЛИКА Первый расцвет промысла — возникновение гжельской майолики во второй половине XVIII в. Ему предшествовал ряд событий. 25 мая 1724 г. вышло воззвание Мануфактур-коллегии, дающее льготы любому, кто захочет завести фабрику «ценинных» изделий (слово «ценинный», т. е. «китайский», относилось к фарфору и синему цвету; в XVIII в. так называли майолику — посуду и другие предметы из красной или жёлтой глины, покрытые эмалыо либо поливой). В том же году в Москве возле Таганских ворот открылась первая российская «ценинная и табачных трубок фабрика» Афанасия Гребенщикова, выпускавшая майолику. терству и познакомившись с новым материалом, гжельские гончары вернулись в свои деревни и наладили у себя майоликовое производство. Мало того, они самостоятельно усовершенствовали технологию и получили более качественную белую эмаль тёплого желтоватого оттенка и безцековую (т. е. без мелких трещинок) поливу. Гжельцы быстро переработали гребенщиковскую европеизированную майолику на свой лад, нашли новый язык, стиль, манеру. Большие крупные супницы сменились более пластичными, погончарному объёмными, выразительными. Вместо двухцветной графичной Раскованность в росписи и свобода в обращении с формой позволили гжельским мастерам создать совершенно оригинальный национальный сосуд-квасник. юнальность соединилась в нём со сложной кольцеобразной формой, а в де оре возникли скульптурные фигурки, орнаментальные и изобразительные (чаще всего архитектурный пейзаж, растения, животные и птицы), зооморфные лапы-опоры и стеблевидные ручки. Особенно часто рисовали птиц ; позах: стоящих или летящих, клюющих или оглядывающихся назад. нованной на линии) росписи в гжельской майолике возник контурный рисунок с раскраской, «зазвучало» живописное начало, ярко раскрылась знаменитая «гжельская пятицветка» (синий, жёлтый, коричиевофиолетовый, зелёный и белый). Роспись по сырой эмали требовала быстрого и уверенного нанесения красок, не терпела исправлений, но зато и поражала новым чувством цвета и линии. До нас дошли имена мастеров того времени: Никифор Семёнович Гусятников, Иван Иванович Кокун, Иван Никифорович Срослай. Гжельский майоликовый ассортимент XVIII в. был разнообразным и запоминающимся: скульптурно украшенные дисковидные квасники и кумганы, кувшины, кружки-шутихи, соусники, супницы, тарелки, чернильницы, солонки, мелкая пластика и игрушки. Нарядные крупные изделия служили в первую очередь украшением интерьера, будь то гостиная богатого дома или крестьянская изба. В современном промысле — в керамике, фарфоре и майолике — этот принцип сохраняется. До конца XX в. посуду из Гжели редко использовали в быту, храпя её как дорогой подарок. ПОЛУФАЯНС, ФАЯНС, ФАРФОР В начале XIX в. гжельские мастера перешли на выпуск изделий из более совершенных и технологичных материалов: почти одновременно возникли гжельский фарфор, полуфаянс и фаянс. Со старой майоликой их связывали и формы, и стилистика росписи. В фарфоровой росписи встречались сюжеты, темы, орнаменты, близкие керамике XVIII в. В росписи полуфаянса возникали сходные с образцами предыдущего столетия полуфантастические архитектурные пейзажи, «палатное письмо» (изображения зданий), растительно-травный орнамент (геометрический и «иод ситчик»). В отличие от майолики полуфаянсовые вещи расписывались не по сырой эмали, а по твёрдому черепку после первого обжига, и это значительно облегчало работу мастеров. (Именно на основе орнаментальных сине-белых полуфаянсовых сосудов первой половины XIX в. учёный-искусствовед Александр Борисович Салтыков (1900— 1959) в 1930-1 940-х гг. вёл разработку стилистики современного фарфора Гжели. Изучив приёмы и методы старой росписи, он создал новую живописную систему, так называемую «азбуку мазка», которую в 1 940-х гг. осваивали гжельские писарихи.) Полуфаянс, белый и более прочный, чем майолика, материал. — замечательное художественное явление в истории русской керамики. У полуфаянсовых изделий белый пористый черепок толще. покрываются они чаще всего синей под глазурной росписью, выполненной в свободно-кистевой манере (тонкие и широкие, густые и прозрачные мазки с переходами от тёмно-синего цвета к светло-голубому). Преобладали мотивы растительного орнамента, состоящего из стилизованных гирлянд, веточек, листьев и цветов. 1830—1840-е годы — врехмя расцвета гжельского фарфора. На промысле существовало более 50 фарфорово-фаянсовых предприятий и свыше 40 живописных мастерских. Немаловажно, что многие из владельцев гжельских заводов были старообрядцами. Как известно, почти все сохранившиеся в России промыслы обязаны своим существованием староверам, самым ревностным хранителям народного искусства. Память о них хранит церковь Святого Георгия в селе Новохаритонове, построенная па деньги фарфорозаводчика И. Е. Кузнецова к 100-летию Бородинской битвы. (Именно из Гжели ведёт свой род династия российских фабрикантов-монополистов, владельцев целой фарфоровой фирмы — Кузнецовых.) Гжельский «крестьянский» фарфор отличается многообразием форм (в меру усложнённых, часто гранёных или украшенных «ложчатым» рельефом), большой яркостью росписи с использованием тёмно-синего кобальта и золота, всегда в сочетании с разбросанными мелкими цветами, букетами, гирляндами, выполненными в обобщённой народно-лубочной манере. С 1829 г. в Гжели начали производить тонкий фаянс, а в 1833 г. освоили переводной печатный рисунок. Этот тип декора (преимущественно чёрной краской) применялся не только в фаянсе — в 1850-х гг. его использовали и в полуфаянсе. Вещи второй половины XIX в., без сомнения, уступают по художественному, а зачастую и по техническому качеству изделиям предшествующих десятилетий. В это время гжельские заводы, кустарные и полукустарные предприятия, не выдерживая конкуренции с мощно развивающейся фабрично-заводской промышленностью в лице того же М. С. Кузнецова и потоком импортных товаров, вынуждены закрываться. Многие мастера покидают промысел. К концу столетия Гжель теряет значение ведущего керамического района, но продолжает оказывать влияние на абрамцевскую майолику, на керамику Скопина и Строгановского художественно-промышленного училища, где работал замечательный гжельский мастер Георгий Васильевич Монахов (1864—1939). ГЖЕЛЬ ВСТУПАЕТ В XX ВЕК Во время Первой мировой, а затем Гражданской войн керамическое производство в Гжели почти прекратилось. После Октябрьской революции 1917 г. многие гжельские заводы были национализированы. Завод Храпунова образовали в Государственный Кузяевский. Большинство других предприятий стали специализироваться на выпуске технического фарфора для фармацевтической и электротехнической промышленности. Наталья Бессарабова много работала в московских музеях (в Историческом, в Музее народного искусства), досконально изучала гжельскую керамику XVII—XIX вв., копировала росписи и формы и на их основе предлагала идеи для нового ассортимента. Создавая современные образцы, она обучала технике кистевой подглазурной росписи местных писарих: Т. С. Дунашову (ставшую впоследствии заслуженным художником России, лауреатом Государственной премии имени И. Е. Репина) и Т. С. Ерёмину Позже к ним подключились и другие мастерицы. В первых же своих творческих работах Наталья Бессарабова обнаружила «кровное родство» со знаменитыми "предшественниками, нашла образ нового искусства, корнями связанного с русским гончарством, с красотой и бытом русской деревни. Этот образ нового «крестьянского» фарфора будут развивать все последующие поколения гжельских художников. В эпоху НЭПа промысел активизировался. В деревнях вновь открылись мастерские и артели, завод Дунашовых-Терёхиных выпускал фарфор и майолику. В эти годы в Гжели стала работать Керамическая школа, а потом и Силикатно-керамический техникум. Установилась связь с московскими Высшими художественно-техническими мастерскими (ВХУТЕМАС) и Высшим художественно-техническим институтом (ВХУТЕИН; 1921-1930 гг.). Однако оживление было недолгим. Раскулаченных в конце 1920-х гг. гжельских крестьян, мастеров-керамистов выселяли с семьями из родных мест. Уничтожалось всё имущество закрывавшихся артелей и частных заводов: печи, формы, посуда. Только к середине 1930-х гг. Гжель стала возрождаться. Заработала артель с характерным для того времени названием Целый этап в истории Гжели связан с творчеством старейшего мастера промысла народного художника СССР Людмилы Павловны Азаровой (р. в 1919 г.). Это её заслуга, что декоративная скульптура стала одним из ведущих видов современного гжельского искусства. Самое знаменитое произведение Азаровой — квасник «Чаепитие», получивший золотую медаль на Всемирной выставке в Монреале в 1967 г. Внутри большого округлого сосуда расположена скульптурная композиция: женщины и мужчины беседуют за столом у самовара. Фигуры и предметы трактованы обобщённо, без мелкой детализации. Чувствуется атмосфера задушевного разговора, а кот, трущийся у ног хозяйки, вносит ощущение уюта и тепла человеческого жилья. «Вперёд, керамика», возникли «Гжельский гончар» и «Художественная керамика». С приходом на промысел уже упоминавшегося А. Б. Салтыкова и Натальи Ивановны Бессарабовой (1895—1981), живописца, театрального декоратора, художника по костюмам, начали восстанавливаться забытые или полузабытые художественные приёмы формообразования, стиль, манера письма. Во многих российских домах и музейных собраниях можно увидеть прекрасные фарфоровые изделия: сине-белую посуду, светильники, мелкие предметы, сочетающие простоту с удивительной изящностью. Сахарницы, шкатулки, подсвечники, чайники с подглазурной кобальтовой росписью рукотворны и массово не тиражируемы. В каждой вещи звучит оригинальная декоративная тема: с одной стороны, традиционная, с другой — свежая и актуальная. Дух импровизации чувствуется в сервизах Василия Авдонина («Нарядный»), в крепких «гончарных» расписных чайниках pi чашках Александра Федотова (р. в 1937 г.), в изящно извивающихся растениях на вазах Валентина Розанова (р. в 1955 г.), в обобщённых по силуэту цветах Ираиды Хазовой (р. в 1953 г.). Центром композиций почти всегда служит роза, расцветающая каждый раз по-своему. Расцвела мелкая гжельская пластика и в творчестве Нины Квитницкой (р. в 1919 г.), Зинаиды Окуловой (1938—1997), Владимира Петрова (1934—1995). Пробуждение интереса к корням промысла связано с именем Геннадия Васильевича Денисова (1928г. керамиста, уроженца деревни Турыгино, получившего в 1995 г. Государственную премию Восши стоящий народный мастер, «игрушечник», как он сам себя аттестовал, едва ли не единственный в сегодняшний представитель тех пластических традиций, которые здесь переходили из поколения в поколёние., эмоционально непосредственны, свободны от надуманности («Коробейники», «. «Близнецы»), Искусство Татьяны Сергеевны Дунашовой (1921—2005), непревзойдённого мастера цветочной росписи, — подлинная классика Гжели. Свободно владея всеми видами техники, она без подготовительных рисунков пишет цветы, ягоды, травы, отличающиеся то насыщенностью и глубиной тона, то быстрым маховым мазком с тенями, то обобщённым силуэтом. ХУДОЖНИКИ современной гжели В 1980-х гг. на промысел пришло работать целое поколение молодых талантливых художников. Их лучшие произведения — не только посуда, но и предметы интерьера (светильники, камины), сложные композиции со скульптурными группами — говорят об актуальности традиционного искусства, его способности к восстановлению утраченного и рождению нового. Образ современного гжельского фарфора ярко раскрылся в произведениях лауреатов Государственной премии России Натальи и Владимира Бидак (оба родились в 1952 г.). Их работам присущи богатейшая по мотивам и орнаментальным элементам нежная цветочная роспись и яркие пластические формы (квасник «Свидание», 1980-е гг.; сервиз «Памяти завода А. Киселёва», 1994 г.). Помимо привычных чайных сервизов, маслёнок и кувшинов эти художники начали делать подсвечники, наборы для причастия, водо-святные чаши, часы («Георгий Победоносец»; 1989 г.). В 1980-х гг. у гжельских мастеров появилось желание уйти от «глиняности», «гончарности», сделать фарфор элегантным, тонкостенным и изысканным. Так родились на свет После окончания Московского художественно-промышленного училища (бывшее Строгановское) Виктор Неплюев (р. в 1951 г.) сначала работал на Кузяевском фарфоровом заводе. Перейдя в объединение «Гжель», он стал лепить, не без влияния Геннадия Денисова, удивительные фигурки — маленькие, коренастые, с плавными округлыми линиями, павлопосадские платки интернет магазин с шарообразными головками. Мыслит он каждую новую тему серией, будь то дворники, фарфористы, строители или крестьяне. Все они выглядят естественно, непосредственно и деловито, все они труженики: кто-то мастерит, чинит, латает, кто-то гончарит или расписывает фарфор. небольшие камерные предметы для интерьера, декорированные ювелирной графической росписью: всевозможные шкатулки, флаконы, чайницы, сырные доски, украшенные изящной синей птицей и растительным орнаментом. Инициаторами этого утончённого «аристократического» направления стали Татьяна (р. в 1958 г.) и Виктор (р. в 1960 г.) Хазовы (чайница «Пти- Галина (р. в 1951 г.) и Владимир (р. в 1952 г.) Московские — художники, преподаватели Гжельского художественно-промышленного института. Если старое искусство в освоении материалов шло от простого к сложному — от гончарных изделий к майолике и далее к полуфаянсу, фаянсу и фарфору, то в XX в. прослеживается другая последовательность: от освоенного в 1940-х гг. фарфора к майолике и гончарным изделиям, изразцам и черепице. Почему же Гжель так долго не могла возродить майолику? Причин было много: и нехватка материальных ресурсов, и стилистическая ориентация на керамику других регионов России и Украины. Тем не менее в 1980—1990-х гг. майолика Гжели возродилась и пережила стремительный взлёт в цехах деревень Фенино и Трошково. Знаменитая колористика росписей по ангобу или белой эмали, богатство орнаментальных мотивов и их сочетание с сюжетными элементами обеспечили гжельской майолике последних десятилетий прошлого века популярность, вполне сравнимую с популярностью знаменитого фарфора с кобальтовой росписью. Николай Туркин (р. в 1962 г.) одним из первых стал использовать в майолике традиционные приёмы росписи: букеты с тонкой прорисовкой, сеточки, растительные мотивы и геометрический орнамент. Его опыт повторяли и варьировали другие художники, для которых «туркинский период» в 1980-х гг. был обязательным. Особое внимание мастер уделял лубку и народной картинке (сырная доска «Писал неизвестный художник Николай Туркин»; 1987—1989 гг.). Марина Коваленко (р. в 1960 г.) стремилась придать майолике ощущение дорогого материала, вводя золото в роспись пасхальных яиц, скульптурных плодов и фруктов или вставляя «драгоценные» камни в композиции («Королева Елизавета»; 1996 г.). Работы Юлии Петлиной (р. в 1955 г.), лауреата Государственной премии России, выделяются удивительным чувством материала, добрым юмором, цельностью пластических масс («Коза-хозяйка», 1993 г.; «Отдыхаю на диване», 1986 г.; «Люблю хищников», 2000 г.). Не менее интересны произведения выпускников Гжельского художественно-промышленного колледжа: Валентины Чепрасовой, Эльвиры Зиноновой, Антонины Нечаевой. Творчество Валентины Чепрасовой (р. в 1969 г.) — это современная интерпретация гжельской традиции и «учёного» искусства (древнерусских изразцов, стиля барокко). Пластическая выразительность её сосудов сочетается с острыми скульптурными деталями и прихотливой росписью, в основе которой лежит крупный, сложный, свободно ложащийся по поверхности цветок. К сожалению, в конце XX в. в связи с экономическими закрылось фенинское производство майолики, многие мастера покинули промысел. Их произведения теперь можно увидеть только в музеях России и в частных коллекциях. В сентябре 2008 г. ушли последние художники и из трошковского цеха. Неужели, возродившись чуть ли не из пепла, гжельская майолика вновь будет обречена на забвение? Изделия из глины со смолисто-чёрной или металлически блестящей поверхностью обиход в XVI—XVII вв. и бытовали почти повсеместно вплоть до начала XX столетия.